А в новостях нам сообщали, Что рейс не сядет никогда…

Пора домой, окончен отпуск
Счастливый, с дружною семьёй.
На трапе самолёта фото,
И подпись — «Мы летим домой!»

 
А дома ждут, а дома дождик,
Не простудиться б нам с тобой —
А дома холодно, но всё же —
Как здорово — лететь домой!

 

Смеясь, проходит пара мимо
Несут дочурку на руках
«Ну что, домой летим, Дарина?
Сейчас мы будем в облаках!»

 
Малютка радостно смеётся,
Ей кажется прекрасным мир
И сердце маленькое бьётся:
Она здесь — главный пассажир!

 

Девчушка в телефон щебечет:
«Ну всё, я вылетаю, мам!
Вы выезжайте мне навстречу,
Я расскажу вам всё про Шарм!

 
Возьмите куртку потеплее
Здесь не жара — здесь просто жар!
Коллеги точно обалдеют,
Когда увидят мой загар!»

 

А вот на борт, шумя, влетает
Ватага молодых ребят,
Друг другу что-то объясняя,
Они смеются и галдят.

 
За две прошедшие недели
Веселой дружною толпой
Они сдружились все в отеле,
И вот гурьбой летят домой.

 
Листают солнечные снимки,
Покуда белый самолёт
Проверил белые подкрылки
И начал роковой полёт…

 

На высоте в лазурном море
Растаял яркий летний Шарм,
Уснули малыши в покое
На ручках у их пап и мам.

 

И вдруг — толчок. И вдруг — тревога
Ну что могло случиться тут? —
Им оставалось жить немного,
Чуть меньше десяти минут.

 
Чуть меньше… Как же это много,
Когда не изменить никак,
Когда одна лишь — вниз — дорога,
Когда приходит липкий страх.

 
Как в западне, в железной клетке
Так долго падать с высоты!
Кричат испуганные детки,
«Спаси нас, мама, что же ты!»

 
«Всё хорошо, закройте глазки!» —
Пытались мамы скрыть тоску,
И хвостик кислородной маски
Стучал упорно по виску.

 

«Пропал с радаров рейс на Питер!» —
Прошло по лентам новостей.
«Прошу, прошу, его найдите!» —
Кричали сотни соцсетей.

 
А в Пулково упорно ждали
Своих детей, отцов и мам.
«Рейс отчего-то задержали…
Ну что у них такое там?»

 
«Смотрите, рейс с табло убрали!»
«Да что ж такое, вот беда?»
А в новостях нам сообщали,
Что рейс не сядет никогда.

 

Они взлетели, словно птицы,
Унёс их в небеса корабль,
что никогда не приземлится,
И бесконечен их октябрь…